ce36e9d0646a62ffcee679097521c8cb-S4Mmhge1-ipad

Белый лотос. Елена Блаватская — философ, авантюристка, гений

Елена  Блаватская — личность совершенно невероятная и по нашим временам, а уж тем более — для девятнадцатого века. Она объездила весь мир, открыла Западу философские учения Индии и Тибета, задумалась о неведомом, рассказала о тайном. Над нею можно иронизировать, но ею нельзя не восхищаться, ее невозможно не уважать.

Аристократка по праву рождения

С предками и родней Елене Блаватской повезло. Родилась она в очень знатной семье, представителям которой были свойственны широта взглядов и терпимость к чудачествам других людей. Поэтому ее дед, тайный статский советник Андрей Фадеев, женатый на княжне Елене Долгорукой, не возражал, когда его старшая и любимая дочка, тоже Леночка, увлеклась сочинительством романов, и в шестнадцать лет, вздумала выйти замуж за артиллерийского офицера, Петра Гана, из рода наследных макленбургских принцев фон Роттенштерн-Ган. Отцу очень хотелось отказать нахалу и придержать красавицу при себе хоть пару лет. Но раз любовь – то ладно, так и быть, пусть выходит.

Елена Андреевна, мать Блаватской, чувствовала, что отведен ей судьбой недолгий век и спешила жить, странствовала с мужем по гарнизонам, писала великолепные романы – великий критик Добролюбов называл ее “русской Жорж Санд”, родила троих детей — двух девочек и сына. Когда крестили старшую, Леночку, у священника, от свечи, вдруг вспыхнула ряса. И она прошла крещение не только водой, но и огнем, чем впоследствие объясняли ее невероятную пылкость. Мама учила дочку иностранным языкам, литературе, игре на фортепиано, а воспитывали ее солдаты — калмыки, татары, украинцы, русские. Они научили Леночку скакать верхом по-мужски, по-степному — без седла и поводьев. Отчаянная, хорошенькая, с громадными голубыми глазами, она была любимицей гарнизона и дочерью полка.

Леле не было двенадцати, когда ее мать умерла от чахотки. Незадолго до кончины Елена Андреевна сказала пророческие слова:“Может, оно и к лучшему, что я умираю: по крайней мере, мне не придется мучиться, видя горькую участь Елены! Я совершенно уверена, что доля ее будет не женской, что ей придется много страдать”. После ее смерти бабушка по материнской линии забрала Лелю к себе в дом, однако странствия девочки продолжались, так как дед ее был государственным служащим, а не помещиком, и назначения получал в разные города России.

Необычный дар

Леля всегда жила в двух мирах, в нашем и в другом, который теперь называют “тонким”. Она целые дни проводила в библиотеке деда, любителя книг и охотника, среди книг и чучел разных животных. Часами читала приключения и мистику, потом забиралась на спину белого тюленя, собирала вокруг себя всех усадебных детей и рассказывала его истории. Ей было достаточно одного прикосновения к шкуре тюленя, чтобы увидеть картины сказочного прошлого. Дети слушали девочку, как зачарованные. И были готовы идти за ней на край света, чтобы спасать белых тюленей от злых чудовищ и охотников.

А потом Леля носилась верхом по окрестностям. Однажды лошадь, на которой она брала препятствие, вдруг понесла. Девочка не удержалась в седле, запуталась ногой в стременах. Но не упала — некая невидимая сила подхватила ее и удерживала на весу, что с стороны выглядело совершенно невероятным образом. Коня остановили. И Леля рассказала перепуганным близким, что поддерживал ее парящий в воздухе индус в белом тюрбане, которого она часто видела перед собою внутренним взором.

И отец, и бабушка, и вся родня восприняли ее объяснение всерьез. В то время одновременно с расцветом науки и техники пришла мода на мистику. Они всегда идут рука об руку, во все времена – жизнь любит равновесие. И каждый второй знакомый Фадеевых то в масонской ложе состоял, то магией и спиритизмом баловался.

“Странный” брак

К шестнадцати годам Леля перечитала все мистические издания в бабушкиной библиотеке. В Тифлисе она познакомилась с молодым князем Александром Голицыным. Он состоял в масонской ложе, изучал индуизм и буддизм. И был очарован необычной молодой девушкой. В юности Леля была очень хороша собою: громадные, сияющие голубые глаза, темные брови, изящный пухлый ротик, рыжеватые вьющиеся волосы. Князь собирался на Восток, в Египет, чтобы приникнуть к истокам древних верований. И предложил ей сбежать из дома вместе с ним. Леля ответила, что не хочет от него зависеть. И намерена все увидеть сама. Впечатленный ее серьезностью Александр дал ей адреса своих каирских друзей. И уехал.

В голову Леле пришел простой план: выйти замуж за мужчину-подкаблучника и вовсю пользоваться правами взрослой дамы, в том числе и правом на путешествия одной. В качестве жениха семнадцатилетняя Елена выбрала тридцативосьмилетнего чиновника Блаватского. Тихого, скучного, смирного. Отец и бабушка с дедом были удивлены – при своей знатности и связях она могла составить куда лучшую партию. Но решили, что брак страстную девушку утихомирит. И пообещали жениху продвижение по службе, чтобы подтянуть его статус до уровня невесты. Он стал наместником Эревани.

Сыграли свадьбу. И Леля Ган превратилась в Елену Блаватскую.

Побег

Елена провела в браке три месяца, но осталась девицей. Неизвестно чем муж Елену настолько напугал, но она не подпускала его к себе и уговаривала отпустить ее домой. Муж на девственность жены не посягал, к родным ее не отправлял, считал, что “дурь девичья” со времени пройдет, и секс случится. И тогда девица попросту удрала от него к бабушке с дедушкой. Она умоляла не возвращать ее к мужу и угрожала в противном случае самоубийством. Елену решили отправить к отцу в Одессу. Она по дороге сбежала от присматривавших за нею слуг и уплыла на пароходе в Турцию.

На узких улочках Каира

Последующие десять лет ее жизни полны тайн. Сведения о них противоречивы и отрывочны, что-то рассказали ее адепты, что-то – она сама. Попробуем восстановить последовательность событий.
В Стамбуле Елена работала наездницей в цирке – вот где пригодилось ее умение скакать на не оседланных казачьих лошадях. А потом неудачно упала и сломала руку, но тут подоспела помощь – в лице княгини Кисилевой, приятельницы Александра Голицына. Она взяла к себе девушку в компаньонки. Стройная Лена путешествовала в мужской одежде, и все принимали ее за красивого юношу, что сообщало ситуации пикантность и несказанно радовало княгиню. Они отправились в Каир. И там с Еленой приключилась романтическая история – поздним вечером она, уже в женском наряде, нашла на улице раненного европейца, вызвала к нему полицию, помогла перенести его к доктору. Когда он очнулся, то был до глубины души поражен, увидев перед собою вместо усатой физиономии врача прехорошенькое, беленькое девичье личико. Belissima! Прекраснейшая!” — сказал раненный и вновь лишился чувств от потери крови.

Спасенный оказался оперным певцом, басом, Агарди Митровичем, внебрачным сыном итальянского герцога. Романтичный Агарди влюбился в Елену, умолял остаться с ним, но ее ждал Лондон, где она договорилась встретиться с отцом, И она отказалась.

Лондон. Любовь духовная

Петр Ган всегда оставался для дочери надежным другом. Во время одной из прогулок с отцом, в свой двадцатый день рождения, Елена увидела на улице индуса из своих снов. Высокий, тонколицый, темнокожий, с горделивой осанкой, весь в белом, он состоял в свите непальского принца, сделал ей тайный знак и мысленно назначил свидание в Гайд-Парке. Она пришла на следующий день в Гайд-парк, где он прогуливался по аллее и получила от него телепатическое послание, призывавшее ее на Тибет и в Индию. Между ними установилась невидимая связь, которая не прерывалась до самой кончины Елены. Этот прекрасный мужской образ, вечно молодой и утонченный, мудрый и загадочный, навсегда остался для нее воплощением идеального возлюбленного. Она тосковала из-за его недосягаемости. Сравнивала с ним всех реальных мужчин. И никто никогда не выдерживал сравнения.

Елена спросила у отца совета, как ей быть, ехать в Индию или нет. Поразительное дело: Петр Ган не перепугался, не возмутился, не назвал дочь “ дурой сумасшедшей”, а, после некоторого раздумья, согласился с ее желанием – последовать велению Учителя. Оставил ей денег, велел беречь себя и вернулся в Россию. Он видел – у нее своя судьба. И никогда не сомневался в том, что его дочь чувствует, куда и зачем идет. Даже когда она сама об этом не догадывалась.

Париж. Любовь телесная

Елена направилась в Париж, где ее разыскал Агарди. Он был постарше ее Индуса, но такой же худой, смуглый, горбоносый, с пламенным взором, и, в отличие от него — живой и влюбленный. Именно с ним она лишилась своей девственности и прикипела к нему душой, потому что могла говорить с ним обо всем, а он ее понимал. Елена решила, что Тибет подождет. Жена Агарди осталась дома по причине слабого здоровья, и Елена отправилась на гастроли по миру с любимым.

Уехала она на Восток в 1853 году. Одна. С третьего захода, в 1855 году, добралась до Тибета – он всегда был неприветлив к чужакам. Прошла в одном из монастырей посвящение и изучала с помощью переводчиков и своего духовного Учителя древние буддистские тексты. Говорит, что видела Шамбалу, божественную страну просветленных. Кто ж ее проверит, может и видела.

Любовь — это отвратительный сон, а счастье существует разве что в подчинении сверхъестественным силам».

Возвращение

В декабре 1858 двадцатисемилетняя Елена вернулась на родину и остановилась в доме отца и младшей сестры, во Пскове. Сестры не могли наговориться, легли спать в одной комнате. Ночью младшую разбудили какие-то голоса и стук. Она зажгла свечи. Старшая сестра сидела на постели и переплетала волосы. “ Не обращай внимания, — сказала она с улыбкой, причем шорохи и стук продолжались. “ Я многому научилась. Ко мне в моих странствиях всякие духи прицепились. Никак не усмирить. Спи, они не злые.” Младшая легла, но долго не могла уснуть, все прислушивалась.

В Санкт-Петербурге, куда Елена переехала с отцовской семьей, она проводила спиритические сеансы. И поразила всю столицу своими невероятными способностями. Елена передвигала предметы взором, читала письма, находившиеся в запечатанных конвертах, вызвала духов умерших, рассказывала незнакомым людям детали их прошлого, да такие, что те краснели и бледнели от неожиданности. Она стала знаменитой. И задумалась, что ей делать дальше.

Любовный квадрат

Жизненный путь наш весьма запутан. И бывают на нем развилки, когда все может пойти по-иному. Елене такая развилка выпала в начале шестидесятых. Она решила наладить свою жизнь. Сошлась с мужем, секса у них по-прежнему не было, но ночевали они периодически под одной крышей. В салоне княгини Баратынской познакомилась с бароном Николаем Мейндорфом, увлеченным эзотерикой. Он влюбился в нее без памяти, она ответила на его страсть, хоть он и бы женат. Подобные “мелочи” ее никогда не останавливали. Все развивалось по великосветским канонам – нелюбимый муж, любимый любовник, популярность в салонах. Жить бы так, да жить!

Но тут судьба ее помчалась вниз по кочкам. Гармония в одночасье рухнула. На гастроли в Россию явился Аргади и стал преследовать бывшую возлюбленную страстью. Барон разгневался. Муж схватился за голову. Элегантный любовный треугольник превратился в неприличный квадрат, и вдруг Елена “до кучи” забеременела. Барон от отцовства обиженно отказался – не хватало ему женщину с оперным певцом делить: “Вдруг от соперника дитя?!.” Агарди растерялся и сбежал из страны от греха подальше. Муж умыл руки и уехал к брату в Полтаву. Елена осталась одна.

Не семейном совете Елену решили отправить в Мингрелию, чтобы она там, подальше от света, родила. В те времена система избавления от нежеланных детей была налажена до автоматизма. И никого в высшем свете особо не шокировала.

Юрочка

Роды были тяжелыми, ребенка тащили щипцами, на свет он появился с кривой спинкой, горбатенький. Елена приняла его на руки, обливаясь слезами. Назвала Юрочкой. И тут же за большие деньги и по большому блату, через родню, купила у знаменитого врача Боткина справку о том, что бесплодна с рождения и даже к сексу неприспособленна, и всем написала, что усыновила незаконнорожденного сына подруги от Николая Майендорфа. Доброе имя надо блюсти! И отправилась с младенцем в Тифлис, где жил ее муж. Опять пробовала наладить с ним отношения, хоть мужа от вида чужого младенца и перекашивало.

Чрез год к ней явился неугомонный Агарди и уговорил отправиться вместе с ним и с ребенком в Италию и вообще – по Европе. Елена согласилась. Муж плюнул на все это безобразие и навсегда уехал к брату в Полтаву. Больше они с Еленой ни разу не встречались. А она жила с Агарди.

В 1867 году, на пути в Киев, ее малыш скончался. Рядом с нею был только верный Агарди. Елена писала друзьям: “В Киеве свершилась самая большая трагедия в моей жизни”. Смерть ребенка навсегда отвернула Елену от Бога. Спустя много лет она осознанно вычеркнет Его из своего религиозного учения. Очень по женски – раз он допускает столько зла, она обойдется сама, без Него!

Утраты и искания

После смерти сына Елена почувствовал себя абсолютно свободной от всего и всех. И вновь отправилась в путь. Она принимала участие в восстании Гарибальди. Жила в Египте и спала в саркофаге – оттачивала свою способность слышать голоса из иных миров. Всюду проводила своим мистические сеансы. Говорят, что она жила три года в Тибете, посетила несколько закрытых для европейцев ламаистских монастырей, изучила тексты, которые потом положит в основу книги “Голоса безмолвия”.

В 1871 умер от брюшного тифа Агарди. Потом скончался ее отец. Она на год вернулась в Одессу. Открыла фабрику чернил. Разорилась. Уехала в Южную Америку, путешествовала по Мексике. И везде изучала народные верования и религиозные культы, порой неведомые европейцам. То, что начиналось как капризы странно воспитанной своевольной барышни, приобрело структуру и превратились в глубочайший философский поиск.

Не знаешь, чем заняться – создай свою религию

В 1873 году сорокадвухлетняя Елена прибыла в США, в Нью-Йорк. К тому времени она превратилась в толстую, вечно растрепанную тетку с мрачным, тяжелым взором и удивительной властью над людьми. Когда она говорила, люди были готовы идти за ней на край света, как ребята в детстве. Мужчины падали к ее ногам. И просили поднять и научить чему-то светлому.

В США она попробовала было устроиться “как нормальная” –жила в пансионе, изготавливала в мастерской искусственные цветы. Получила наследство от отца, купила птицеферму, но куры на ней быстро сдохли от чумки. И Елена окончательно убедились в том, что пути “нормальных людей” – не по ней.

Она решила создать учение, объединяющее магию с наукой и дающее ключ к познанию всех великих тайн мироздания. Ей требовался для ее цели магический авторитет. И она отправилась на ферму к братьям Эдди, местным медиумам, чтобы продемонстрировать свой талант.

EPB_tm-20_p

Встреча на ферме. Это – судьба!

Братья Эдди называли себя спиритами и проводили спиритические сеансы для постояльцев. К ним приехал в качестве эксперта полковник Генри Стил Олкотт, герой Гражданской войны, увлекавшийся мистикой. Он должен был разобраться, можно ли доверять медиумам.

И вдруг он увидел на ферме вместо банального “столоверчения” в присутствии двух леревенщин в сюртуках, потрясающую русскую даму, пышную, как новогодний кекс, рыжую, лохматую, в развевающемся оранжевом платье, с низким голосом богини Изиды. Книги прилетали к ней в руки сквозь стены, она читали мысли гостей и находила спрятанные предметы, а под конец сеанса материализовала целую группу народу, в том числе — родню кого-то из потрясенных зрителей, а также — толпу русских мужиков и грузинских джигитов, причем один из них даже лезгинку сплясал. И не спрашивайте, как ей это удалось, Все это видели!

И он сразу предложил Елене – нет, не переспать с ним и не руку и сердце, а помощь в ее работе.

Роль Олкотта в жизни Елены

Без него, преданного спутника и соратника, никакой теософии не возникло бы. Если мужчина нуждается в Музе-вдохновительнице, то женщине нужен для творчества Муз-стимулятор и ограничитель. Над нею должен стоять надсмотрщик с палкой и приговаривать: “Туда — нельзя и сюда нельзя, пиши тут, не отлынивай! Проясни сложное! Убери лишнее! Организуй умное!” И в то же время от него требуется истовая вера в ее гениальность.
Олскотт оказался для Елены даром богов. Во-первых, он, офицер в отставке, был ей близок душевно, она выросла среди вояк и обожала все военное. Во-вторых, он, как знаток оккультизма, с восторгом воспринял ее рассказ о том, как ей диктует послания ее невидимый Учитель из Индии, и стал ее первым учеником. В-третьих, он обладал практичным и ясным умом, дело у него следовало за словом, и он реализовал все то, что она придумывала.

Сказано – сделано!

Елена поведала Олкотту о том, что ее учителя, бессмертные махатмы, надиктовывают ей книгу. И поделилась своей мечтой: создать общество, которое будет изучать духовное наследие Индии и Тибета, необыкновенные способности людей и истоки всех религий, которые, как она считала, находятся на Востоке. Олкотт оставил жену и троих детей и пошел работать Музом Блаватской.
В 1875 году в Нью-Йорке создали первое теософское общество, и народ хлынул в него безбрежным потоком. Его филиалы появились во многих городах Европы. В 1877 году Блаватская издала объемистый труд под названием «Разоблаченная Изида» с критикой учения Дарвина и своей теорией развития человечества. Тысячный тираж был распродан за неделю. Это было нечто большее, чем успех. Это были признание и мировая слава.

Фиктивный брак

Чтобы получить гражданство США и без помех там работать, Блаватская, состоявшая в близких отношениях с Олскотом,   совместила приятное с полезным и вышла замуж за молодого грузина Михаила Бетанелли, гражданина США. Муж был ровно вдове моложе жены. Она сказала Олкотту, что брак будет фиктивным. И вдруг он узнал, что она двигала супружеское ложе в общей спальне и сильно ушибла себе углом кровати ногу. И очень расстроился. С чего бы ей кровать двигать, если на ней не спать весте с мужем? Елена пообещала, что как получит гражданство, так сразу и разведется. И выполнила свое обещание через полгода после получения гражданства. 

“Что же делать, когда для того, чтобы владеть людьми, необходимо их обманывать, когда для того, чтобы их увлечь и заставить идти за кем бы то ни было, нужно им обещать и показывать игрушечки!”

Особый дар Блаватской

Она была сильнейшим гипнотизером, типа Месмера, Эрика Эриксона или Кашпировского, умела погружать в глубокий транс толпу и прицельно работать с одним человеком. Ей был подвластен дар Дона Хуана из книг Костанеды, когда маг на сознательном уровне дает одну информацию, на подсознательном – доносит другую, и человек видит не то, что есть на самом деле, а то, что приказано. Этот дар является частью шаманской техники, и требует врожденной предрасположенности, особого таланта. А талант у нее, несомненно, был.

Елена не пренебрегала и мистифицациями, если считала, что это поможет донести ее идеи до других людей. Кто бы в те времена поверил ей на слово, если бы она рассказала про тихие голоса махатм в своем сознании? Единицы. Когда в громадном зале послания от махатмы посыпались на головы присутствующих с потолка, через заранее проделанные отверстия, ей поверили сотни и тысячи. Однажды она выронила из складок шали колокольчик. И спокойно сообщила, что сегодня звонила в него сама, а вовсе не вызванная ею душа. Эта искренность показывает, что многие вещи она делала по-настоящему.

Да и какая религия обходилась без трюков, проделанных ее адептами для укрепления веры?

Мировая слава

Они с полковником уехали в Индию, купили поместье и создали в Мадрасе Теософское общество. Индусы хлынули в него потоком – она возвращала громадному народу веру в себя. Поэтому ею заинтересовались английские спецслужбы и наслали на нее проверку с целью разоблачения ее трюков. Трюки “имели место быть”, разразился скандал, Блаватская от расстройства сильно заболела и уехала из Индии.
Но индийское Теософское общество , как источник знаний, осталось. В 1885 году теософы создали подобие партии — «Индийский национальный конгресс», через некотроое время его возглавил Махатма Ганди, и из него выросла независимость Индии. Кстати, Ганди узнал про поэтов и философов своей родины, когда учился в Англии, из трудов Блаватской. Он считал ее своим гуру и говорил, что для него было бы радостью «коснуться края одежд госпожи Блаватской» .
Через теософское общество, созданное в Шри-Ланке, туда вернулся буддизм. Невероятная энергия Блаватской накачивала ее организации громадной силой. И они продолжали притягивать к себе людей.

Последние годы Блаватской

Елена жила в Париже и в Лондоне. Чудовищно располнела, с трудом ходила. Непрерывно, по четырнадцать часов подряд писала и одновременно курила, сворачивая левой рукой сигаретки, чтобы не отрываться от письма.

На заседания Лондонского теософского общества приходили представители духовенства, самые светлые умы эпохи. Ее хвалил и цитировал Лев Толстой, ее фанатичным поклонником  был композитор Скрябин.

И умерла Елена на вершине славы, от гриппа, на 59 году жизни. Олкотт был с нею до ее последнего вздоха. По завещанию, Елену кремировали, пепел разделили между тремя филиалами ее общества, в Мадрасе, в Лондоне и Нью-Йорке. День ее смерти философы называют Днем Белого лотоса, символа духовности и мудрости.

Что в учении Блаватской особенного

Блаватская считала, что Вселенная развивается сама, и в ней нет никакого Бога, похожего на человека, а есть Абсолют с его законами. Рассказывала про смену человеских рас на планете – от примитивных до совершенных и нравсвенных, про то, что Иисус, Магомет и Будда – махатмы. Предположила, что Иисус путешествовал по Индии. Считала индуизм прарелигией человечества.

Наши йога, кришнаиты, походы по “бабам” и ашрамам, Ошо и аюрведа, дзен и мандала — это все идет от нее, от этой тучной, пучеглазой женщины с вечной сигареткой в левой руке. Она не просто изменила мир, она дала ему хороший пинок под зад, и он до сих пор движется в указанном ею направлении.

Автор Галина Панц-Зайцева. Окончательная версия опубликована в журнале  ЛИЛИТ (2016 год)

Два мировоззрения – два подхода

Западные исследователи до сих пор спорят, была Блаватская на Тибете или нет. Для них важно выяснить, владела ли она местными языками, откуда узнала то, что использует в книгах.

А для восточных исследователей это не актуально. Ну знает и знает! Важно то, что Елена развивала буддизм и индуизм и несла своим учением благо. В 1989 году Далай Лама написал предисловие к юбилейному изданию книги Блаватской “ Голос безмолвия”. “Я думаю, эта книга оказала сильное влияние на многих людей, которые стремятся приобщиться к мудрости и состраданию Пути Бодхисатвы. Я от всей души приветствую это юбилейное издание и выражаю надежду, что оно поможет ещё очень и очень многим!”

 

Еще немного интересного...