IMG_1341

«Бог скрывается в мелочах». Художник Олег Дзюбенко

Побывать в мастерской художника — все равно, что заглянуть в его душу. Это — возможность понять, как  возникает картина, как проецируется внутренний мир мастера на предметы и события внешнего, и как задуманное становится реальностью.

Автор Татьяна Елисеева

В самом центре деловой Риги, в шестиэтажном доходном доме постройки начала ХХ века, разместилась художественная мастерская Олега Дзюбенко . И мы — у него в гостях.

Он рассказывает нам о себе, сначала немного скованно и смущенно, а потом все свободнее и веселее. Родился Олег 3 мая 1964 года, и всегда, чуть ли не с рождения, хотел быть только художником. В детском саду четырехлетний Олег принципиально не желал спать во время тихого часа. Чтобы он не шумел, пока остальные дети отдыхают, воспитательница вручала ему цветные карандаши, бумагу, он усаживался за стол и тихо рисовал. Часами. Он продолжал рисовать в школе, потом — в армии. В 1991 году окончил Латвийскую академию художеств, с 2001 года работает в ней преподавателем.

Олег —  востребованный и очень яркий  художник. Ему никогда не приходило в голову заниматься чем-то другим. Только — живописью. Его картины находятся в картинных галлереях и частных коллекция в двадцати странах мира.

1-4

В просторной светлой студии царит истинный «творческий порядок», когда постороннему человеку кажется, что под ногами — хаос, а хозяин точно знает, где, что и почему находится. Этот ряд тюбиков на белом плиточном полу – акрил, слева – масляные краски, если сделать три шага вправо – акварель, и все для работы с нею. Рядом с красками разложены разнокалиберные кисти: круглые и плоские, широкие и тонкие, в коробках, в стаканах и просто на полу. Но кисти художник использует только для прорисовки деталей.

Основную работу он выполняет различными, самыми невероятными предметами. В дело идут расчески, куски кожи, кружево, и даже соль и сахар. Все они создают уникальную, порой рельефную фактуру его картин и рисунков.

Когда Олег решил угостить нас, своих гостей, домашней наливкой, он с недоумением обнаружил, что во всех стаканах, рюмках, бокалах и фужерах разводил краски, и теперь они непригодны для питья. «Вот до чего доводит страсть к экспериментам, — сказал он, отмывая от пыли извлеченные из недр буфета антикварные стопочки. — Хорошо, хоть эти нашел!»
Олег никак не может придумать название той технике, в которой работает. Он сочетает все со всем и создает то, что чувствует, так, как считает правильным. Берет, например, мягкую кожу, формирует из нее нечто, покрывает краской, делает оттиск на бумаге, получается слон, дорабатывает его — результат оказывается удивительным. С моей точки зрения — почти гениальным.

Огромную роль в картинах Олега играют детали. «Бог скрывается в мелочах». И все мелочи на картинах Олега доведены до совершенства. Если перед вами цветок, то каждая его часть прорисовывается несколько десятков раз, пока не будет найдена необходимая форма, подобран нужный цвет.

1-3

Олегу процесс нравится больше результата, путь для него интереснее цели. Олег сам фотографирует свои работы и публикует в электронных галереях. Это дает возможность каждому человеку, интересующемуся современным искусством, увидеть произведения мастера.
Стены мастерской украшает коллекция старинных музыкальных инструментов. Художник на них не играет. Они служат моделями для натюрмортов самого Олега и его учеников. И конечно в мастерской, на мольбертах, у стен, на стенах, на полу, расположились картины мастера. На них можно смотреть долго, возвращаться к каждой неоднократно, и всякий раз находить в ней что-то новое, способное изменить наши мысли, поразить воображение.

Натюрморт «Дыня». Как смотреть и что видеть

1-5
Натюрморт очень лаконичный. В нем нет перегруженности, многослойности, ничего лишнего. На глубоком темном фоне изображены три предмета. Светлая, почти белая деревянная полка, темный инжир и налитая солнцем дыня. Темнота окутывает все предметы, подчеркивает индивидуальность каждого, и как соус в салате, объединяет их в единую композицию. Между предметами установлено гармоничное равновесие, при котором они дополняют друг друга. Живописная техника художника позволяет увидеть и прочувствовать фактуру дерева и плодов. Тонко отражены все оттенки цвета и форма плодов. Они естественны и жизненны. И в то же время весь натюрморт носит декоративный характер, в нем нет пространственной глубины, зато есть глубина эмоциональная. Предметы изображены крупным планом, и можно буквально ощутить их тяжесть, форму, уловить сладкий и теплый аромат разрезанной дыни.
В этом натюрморте раскрывается красота обыденных вещей. Люди ежедневно наслаждаются вкусом этих плодов, а Олег Дзюбенко показывает их красоту, заставляя по-новому посмотреть на окружающий мир.

Живопись — смысл жизни Олега. Он говорит, что ничего другого делать не умеет, да и не хочет. Как бы он не устал, через день отдыха его снова тянет в студию. Там всегда найдется, чем заняться — не писать красками, так рисовать, не рисовать, так рамы делать, экспериментировать с красками или полы мыть. Где бы он ни был, его «глаз настроен» на то, чтобы отмечать все красивое и «складывать в копилку разноцветные камешки», из которых потом в нужный момент формируется мозаика замысла.
Хобби художника – дайвинг. Только на глубине он может полностью освободиться от впечатлений дня, от тревог, «перезагрузится» и вынырнуть абсолютно обновленным. Олег говорит, что земной мир по сравнению с подводным – словно черно-белое кино. Невероятные цвета подводного мира дразнят Олега. Поиск необыкновенного синего цвета морских глубин – «космического синего» — занимает художника. Он смешивает различные краски, чтобы отыскать именно тот непередаваемый синий, но пока цвет не открывается ему, не поддаётся.
Я надеюсь, что космический синий скоро покорится Олегу, и мы увидим фантастические цвета подводного мира на его картинах.

И слоник от Олега  Вам на  прощание!

%22Elephant%222015,106x79.

Еще немного интересного...