P1100858

Очень личные впечатления. Петербургские “Диалоги” в Риге

 

Я — журналист. Не политический! Люблю свою профессию. И  поэтому пришла на  рижскую встречу  с российскими светилами масс медиа под названием “Двойная сплошная” —  о том, что можно, и чего нельзя в журналистике. Очень уж мне хотелось узнать, как они оценивают журналистику наших дни, когда одни ее хоронят, кое-кто говорит, что она достигла небывалого расцвета, а в целом ее состояние здорово смахивает на “закат Европы” которая больше ста лет «закатывается», но между делом процветает и показывает всему миру кукиш “Не дождетесь!”. Мнение касательно увиденного и услышанного выражаю свое личное, субъективное, от меня зависимое, поэтому на  буквальный “пересказ услышанного” не рассчитывайте.

Кто был

Народу в зале собралось очень много, несмотря на жару, последний уик-энд августа и близость моря. Пришли те, кого интересует журналистика, и те, кого волнует ситуация в России, как “свободомыслящие демократы”, так и “пропутинцы”, а также – всякие любопытные, и не только русскоговорящие, перевод на латышский нам обеспечивали.

Представляю участников “Диалогов”. Это — матерый журналист Олег Кашин, вальяжный, настоящий мэтр, который все время подчеркивал, что у него свой собственый сайт и он – сам по себе. Роман Баданин — остроумный, веско немногословный и оттого по-особому значительный. Роман был руководителем редакции РБК и поплатился за прекрасную работу и блестящие журналистские расследования — его вместе с группой коллег, как я понимаю, попросили покинуть РБК, уж больно много всего они нарасследовали про тех, кого трогать не стоит — и теперь он работает главным редактором телеканала “Дождь”. Илья Красильщик – из молодых и ранних, издатель новостного сайта “Медуза”. Ему сейчас 29 , а в 21 год он , неожиданно для себя, стал главредом “Афиши”, и с тех пор, похоже, доказывает, что имеет право быть главным везде, где захочет. Все ловит на лету, реакция – мгновенная. Периодически прикрывал себе рот рукой — как бы чего зря не выпалить, особенно во время выступлений Алексея Венедиктова. Алексей Венедиктов, руководитель знаменитой радиостанции “Эхо Москвы” , лохматый и бородатый, выглядел и временами вел себя как “старший брат бога”, который всеми силами в подлунном мире порядок наводит. Прекрасно и свободно управляли “Диалогами” Николай Солодников и Катерина Гордеева.

Общественно-культурный проект «Открытая библиотека» был создан в Петербурге в 2012 году. «Диалоги» – его самый популярный формат. 23 июня сотрудники ФСБ провели обыски, допросы и изъятия в здании библиотеки имени Маяковского в Петербурге, где проходили «Диалоги». После чего проект переехал в Ригу. На один раз или надолго – поживем — увидим.

Четыре закона журналисткой безопасности —  плюс ведро  фатализма

Участники рассуждали о том, что недопустимо делать и говорить журналисту, какую линию нельзя пересекать ни в коем случае. И здесь в беседе наблюдалась прелюбопытнейшая динамика.

Все участники сразу и без дискусий сформулировали классику профессиональных журналистских правил. Первая запретная линия: журналисту нельзя идти против своих собственных убеждений и, например, будучи глубоко верующим, работать над атеистическими материалами, а то его личность разрушится. Вторая линия: надо придерживаться местных правил издания – о чем в нем никогда не пишут , о том и не писать, тон положенный выдерживать а то выгонят. В разных изданиях местные правила могут быть разными, и это — нормально. Третья линия: надо соблюдать законы, запрещено выступать против государства и его главы, выдавать государственную тайну, призывать к свержению власти.

Как только публика дружно кивнула “Ага, все верно” и успокоилась, Венедиктов внезапно произнес, что все это не имеет особого значения, и вообще-то журналиста в России  “по голове могут грохнуть и за прогноз погоды”. Участники “Диалогов” хором его поддержали. И общее резюме — уволить и засудить могут любого, неизвестно за что, и преугадать это невоможно. Ты не знаешь, когда, кто и почему, так как год или два назад случайно задел влиятельное лицо, и оно теперь вошло в силу и мстит. Минное поле – семья Путина в прямом смысле этого слова. Лучше не прикасаться, Кто-то из журналистов говорил, что это — ради безопасности  его родственников, но не верится, потому как Россия — страна не хилая и защитить родню президента в состоянии. Тайна великой русской души, вот это что.  И есть дополнительный  список персон, который меняется в зависимости от политико-экономической ситуации,  поэтому с ними  промахнуться несложно.

Так мы вышли на четвертую линию – всегда и в любой стране есть неприкасаемые персоны, про которых лучше бы не писать. Хоть и очень хочется, потому как это – рейтинг и слава.  А раз хочется. то можно, но осторожненько…

И общий вывод: раз все равно толком не знаешь, за что привлекут к отвественности, то и с рисками особо не считаешься и публикуешь то, до чего докопался.

Милые бранятся – только тешатся

Обращала на себя внимание активность Алексея Венедиктова. Он говорил больше и громче всех, перебивал участников и ведущих, а в ответ на просьбу замолчать повышал голос. Осадить его удавалось только Илье — в силу молодости, пылкости и безумной отваги неофита. Венедиктов всерьез обиделся, когда Илья указал ему на стандартный прием манипуляции аудиторией, про который тот сначала рассказал, а через пять минут сам же очень к месту использовал. Венедиктов обвинил Илью в том, что тот ему завидует из-за количества аплодисментов в его, Венедиктова, адрес. И поскольку не единожды получал упреки за свою “дружбу с Путиным”, тут же заметил, что “Медуза” крепко дружит с латвийским министром иностранных дел Ринкевичем и через него, похоже, на еврогранты всякие выходит. (Ремарка в сторону. Вообще-то каждый дружит, с кем и как нужно для успеха проекта. И наивно полагать, что без хороших отношений с влиятельными людьми можно блистать в масс-медиа.)

Катерина строго призвала Венедиктова к порядку. Наблюдать за перепалкой было забавно, как за скандалом родни, которая опять что-то не поделила.

Тонкая красная линия 

Венедиктов ухитрился создать уникальную систему — он на сайте “Эха Москвы” публикует все скандальные расследования и одновременно дает пострадавшей стороне трибуну для ответа. С одной стороны система – прекрасная, есть где опальному политику Навальному публиковаться с разоблачениями представителей нынешней российской власти, там же и острые материалы Романа Бандина ставили. С другой стороны Венедиктов рассказывал, что сам проводит небольшие расследования по следам публикаций и опровергает или подтверждает выставленную у него же информацию. С моей точки зрения, это несколько странно, все равно, что соединение законодательной и исполнительной власти в одном лице: вдруг кто-то потребует, чтобы Венедиктов опроверг чье-то расследование, и как докажешь, что он честно выполнял свой долг, а не подогнал факты под заказ влиятельного лица? Все-таки или ты площадка для дискуссий, или участник боев. Но не то и другое сразу, так мне видится. И безо всякий иронии – гениальная способность Вендиктова лавировать в бурю и сохранять радиостанцию впечатляет.

Илью , немного и не без зависти, покусывали за то, что он сидит в тихой уютной Латвии, а не рискует своим благополучием на родине. Кашин, который пережил в России покушение и долгое время провел в Швейцарии, высказывал мнение о том, что из другой страны про положение дел на родине писать трудно. Почему-то вспомнился Ленин, который учудил революцию из эмиграции, тоже кажется из Швейцарии. Да и Герцен  прогрессивную  газету  «Колокол» из Лондона в Россию переправлял. Так что – трудно, но возможно. Роман Бандин идеально держал баланс, лишнего не говорил. Похоже, что “Дождю” с редактором  чертовски повезло.

В целом участники вели “Диалоги” так остроумно, метко, креативно и темпераментно, что публика не хотела уходить из зала.

Общение с публикой

Его было мало. Хотелось большего. В очереди к микрофону постоял, да и ушел  блистательный Арнис Ритупс из “Rīgas laiks”. Участникам успели задать фактически четыре вопроса, и время встречи истекло.

И что в итоге

Очень толковая и полезная встреча. Ценность таких бесед в том, что ты полтора часа пробыл в обществе умных людей, послушал, как и что они говорят, о чем умалчивают, на что реагируют. Приобщился к чужому процессу мышления, и у тебя в голове тоже рубильнички какие-то переключились, новая дополнительная точка зрения появилась. Кто-то из публики растерянно вопрошал, а где ж представители “пророссийских средств массовой информации”. Забавно, потому что для меня эта компания и было абсолютно пророссийской, они говорили про свою страну, думали про нее и беспокоились о ней. Не о нас. Что в общем-то и правильно.

Укрепилась в своем мнении: для профессии журналиста важны хорошие мозги, плохой характер, желательно с кучей комплексов, и наглость, когда ты ради хорошего материала и красного словаца готов на все. Ну или почти на все. А выглядеть при этом можно и как хам, и как джентльмен. Внешнее – дело вкуса.

И на закуску — никому и в голову не пришло усомниться в том, что журналистика нужна и важна. Это — аксиома, И если ты, как журналист, нигде не нужен, то может дело в тебе. А не в журналистике.

PS Про независимую журналистику. Венедиктов сказал, что ее не бывает. Вообще-то не совсем так. Бывает. Только не в том представлении, как широкая публика думает: “Явился благородный журналист-одиночка и написал всю правду, так как никто ему за это не платит”. На самом деле независимым считается тот журналист, который не состоит в штате издания, пишет, что сам считает нужным, и продает свои материалы другим или печатает на своем сайте или в блоге. При этом степень его личной необъективности способна зашкаливать,  его проплаченность может быть ничуть не меньшей, чем самого заангажированного Кисилева с российского телевидения, и работать он может в любых интересах, а не только ради высокой истины. Да,  к блогерам это тоже относится. Так что зравый смысл, помогающий  оценить написанное или сказанное    –  для читателя вещь полезная. И учтите: если текст начинается словами: «Я вам расскажу все, как есть на самом деле» — автор будет врать.  Неминуемо  и значительно.

Автор Галина Панц-Зайцева  

Еще немного интересного...