IMG_3428

Теневая экономика – что это значит для нас

Про теневую экономику слышали все. Сталкивался с нею каждый. Пришла пора разобраться в том, что это такое, надо ли нам с нею сражаться, и если да – то как. Рассказывает Ольга Павук, доктор экономики, издатель и главный редактор журнала Baltic-Course.сom.

Что прячется в тени

Теневая экономика называется так, потому что она скрыта от официального, государственного учета. Люди, которые в ней заняты, не платят налоги. Часто ее представляют в виде пирамиды, состоящей из трех частей — «черная» верхушка, «серая» средняя часть и «белое» основание. Давайте рассмотрим пирамиду с ее верхушки, и начнем с «черной» или криминальной экономики.

В нее вовлечены те личности, при мысли о которых сердце порядочного обывателя вскипает возмущением: воры-рецидивисты, воры в законе, фальшивомонетчики, рэкетиры, киллеры, наркодилеры, торговцы людьми, человеческими органами и экзотическими животными, а также проститутки, попрошайки, мошенники, компьютерные взломщики (хакеры), «пластиковые» воры… Все они зарабатывают на жизнь противоправными действиями и не платят налогов (разве только проститутки в отдельных странах, где торговля собственным телом узаконена). В «черной» экономике участвуют не только преступные группировки, но и правоохранительные органы (полиция, прокуратура, суды), находящиеся у них на частичном содержании.

«Примерный объем мировой криминальной экономики колеблется от 360 млрд. до 1 трлн. долларов».

«Серая» экономика – это теневики-хозяйственники, прежде всего — занятые в мелком бизнесе. Все они производят что-то нужное населению. Пышным цветом «серая» экономика расцветает в переходные периоды любого общества, когда законодательная база только создается, и существует масса лазеек для ухода от налогов. А на уходящих власти смотрят сквозь пальцы и тихо радуются тому, что те хоть чем-то заняты, и не требуют работы и хлеба. Самый простой пример: «челноки» и «бомбилы-такси» из наших 90-х. Первые мотались за товаром в Польшу и Турцию и одевали половину Латвии. Вторые спрашивали: «Так вам «шашечки» или ехать?!». А еще те годы жестокого дефицита процветали подпольные цеха по пошиву «брендовой одежды». Сегодня признаки серой экономики — это зарплаты в конвертах; Таким образом предприниматели выдают своим работникам часть заработанного без уплаты за нее налогов. Такая практика часто используется на малых фирмах. А на крупном латвийском предприятии MONO, где работало около тысячи человек, совладелец «дарил» своим работникам «тринадцатую зарплату» из своих дивидендов и тем самым формально соблюдал закон.

И наконец «белая» или «беловоротничковая» экономика. Ее составляют чиновники и работники госучрежений и госпредприятий, которые берут взятки и «откаты». По оценкам экспертов, подобные дополнительные источники составляют до 60% основного заработка «белых воротничков» по всему миру, а общая сумма взяток, согласно исследованию Всемирного Банка, проведенному в 212 стран мира десять лет назад, оценивалась в 1 млрд. долларов ежегодно. То, чем они занимаются, называется коррупцией (поговорим о ней чуть позже) и является фундаментом, на котором стоит пирамида теневой экономики.

«Беловоротничковая» часть теневой экономики — самое большое зло, поскольку ее участники, не создают никаких полезных услуг и продуктов, а только получают дополнительные доходы за счет откатов и взяток, взимаемых с участников двух других секторов нашей пирамиды – «черного» и «серого», а также со всего народа, которому от них — как от чиновников — хоть что-то нужно.»

Чем хороша теневая экономика для всех нас

Польза от нее имеется, временами — значительная. Существует целая теория благотворности для общества теневых экономических отношений. Еще в 1986 году про нее писал швейцарский экономист Д. Кассел. В сложные экономические периоды, например, в нашей стране — в девяностые, теневая экономика, точнее, ее серый сектор, насыщает рынок нужными товарами и обеспечивает занятость и выживаемость населения. Можно морально страдать из-за того, что бывший научный сотрудник торгует на рынке лифчиками, которые привозит из Турции его жена — бывший инженер по технике безопасности большого завода. Но в итоге семья зарабатывает какие-то деньги, и все хотя бы сыты. То есть теневая экономика в переходный период, длящийся в некоторых странах десятилетиями, играет роль социального амортизатора и предотвращает голодные бунты.

Кроме того, теневая экономика, в особенности — “черная”, подпитывает деньгами легальную, так как неофициальные доходы используются для покупки товаров и услуг в легальном секторе, «отмытые» капиталы облагаются налогами, которые наполняют государственный бюджет.

И чем она плоха

«Черная» или криминальная экономика основана на преступлениях и разрушает жизнь людей. «Черная» и частично «серая» экономики не платят налоги государству. А если люди не платят налоги, то уровень жизни в стране всегда низок: плохо с пенсиями и пособиями для пожилых и обездоленных, нет хороших дорог, нет нормальной общедоступной системы образования и здравоохранения. Все это содержится на средства от налогов. Возникает ситуация, когда все решают связи и взятки, из-за чего тормозится развитие общества, замирает прогресс, и толковой идее, как и толковому человеку, сложно пробить себе дорогу.

Любому предпринимателю удобнее работать по закону, знать правила и полагаться на будущее. И не использовать всякие рискованные уловки для поддержания своего бизнеса на плаву. Риск хорош, если можно примчаться, что-то основать, всех обмануть, сорвать куш и сбежать. А такой образ жизни мало кому по душе.

Фундамент теневой экономики — коррупция

Коррупция – это злоупотребление своим служебным положением ради личной выгоды. То, чем занимается вся белая часть теневой экономики. Самый популярный вид коррупции – взяточничество, то есть требование чиновниками платы за оказание каких-либо услуг или предоставление конкурентных преимуществ. Другим вопиющим проявлением коррупции является воровство бюджетных денег.

Сегодня коррупция стала горячей научной и политической темой во всем мире. Невозможно справиться с теневой экономикой без борьбы с коррупцией. Постоянно идет соревнование между «нечестными» предпринимателями, участвующими в теневой экономике, и «честными», работающими в официальной экономике. В борьбе с коррупцией в нашей стране задействованы множество госструктур и организаций. А поскольку уровень теневой экономики в Латвии многие годы очень высок, можно предположить, что сражаются с нею больше словами, чем делами. Свидетельством тому — многочисленные «долгострои» в судебных инстанциях, когда разбирательства против «коррупционеров» тянутся не годами, а десятилетиями. Самый показательный пример – Вентспилсский мэр, Лембергс — его и судили, и в тюрьме держали, а мы так и не знаем, кто он на самом деле, честный предприниматель или нет. То же самое можно сказать о деле Вилкасте-Вашкевича. Да и дела обычных средних и малых предпринимателей порой тянутся годами. А ведь только суд может поставить точки над «i» . Это его задача — рбвинить или оправдать.

«В Латвии более десятка учреждений призваны сражаться с контрабандой, нелегальной торговлей и коррупцией, как проявлениями теневой экономики. Но бороться с самими собою практически невозможно, это — все равно что сражаться с собственной тенью».

В чем сложность борьбы с теневой экономикой

Представьте себе ситуацию. Вы работает в фирме, где половину зарплаты вам выдают в конверте. И вдруг на фирму обрушивается налоговая инспекция. Ее владельцев заставляют платить все налоги. И фирма закрывается, потому что официальное налоговое бремя — не по ней. Она его не выдерживает. Вы — на улице. Работы нет, счастья тоже, а вся социальная справедливость и красивые слова о «соблюдении законов» вам побоку. И когда вам говорят про то, что «работодатели должны платить налоги, чтобы старикам хватало на пенсии», вы злитесь еще больше, так как на стандартную пенсию вашим маме и папе не прожить, и вам, со своей «теневой зарплаты», приходилось содержать обоих.

И вы в своем возмущении правы. Снижение уровня теневой экономики повышает социальное благосостояние только в том случае, если вся она, или хотя бы большая ее часть перейдет в официальную экономику, и люди сохранят работу, а товары продолжат выпускаться. Если силой законов и репрессиями попросту уничтожить всю «тень», то уровень социального напряжения в стране зашкалит.

Поэтому нам необходимы разумные налоги и не только фискальные, но и экономические меры для того, чтобы предприятия могли постепенно переходить из «тени» на «свет», в официальный сектор. Только тогда снижение теневой экономики станет благом.

«Один из моих любимых писателей-романистов Ромен Гари, дипломат по профессии, в 1974 году говорил что коррупция не представляет угрозы для капитализма, наоборот, с ее помощью, капитализм продлевает свое существование. Она позволяет делам делаться, здравым идеям – продвигаться, рынку недвижимости оживиться, людям найти работу, заказам — заказчиков, а банкам делать то же, что кредитным обществам, но только изощреннее. За взятку медленное делается быстрее. «Без коррупции не было бы излишка», — говорил Ромен Гари, дважды лауреат Гонкуровской премии. Ему казалось, что наступает момент, когда коррупция становится здоровым и защитным народным рефлексом и делает косную административную систему более честной. С тех пор прошло более сорока лет, и коррупция вышла за рамками дозволенного не только в государствах с развивающейся экономикой, но и в самых благополучных странах мира.”

Немножко истории

До 60-х годов прошлого столетия уровень теневой экономики в мире был незначительным, около 4-5% от мирового ВВП. А потом рухнула колониальная система, и новые, освободившиеся от власти метрополий государства взяли курс на рыночную экономику, потому что другой попросту нет. Из-за бедности, отсутствия опыта и толковых законов доля теневой экономики в этих странах стала неуклонно расти. В 90-е годы распался СССР, вместе с ним и соцлагерь. Все страны бывшего соцблока тоже взялись строить капитализм, увеличивая долю теневой экономики у себя и в мире. Народ стал перемещаться по земному шару, искать, где живется лучше, и возник рынок дешевой «черной» рабочей силы, питающий теневой сектор.

Относительно новым фактором стала транснационализация и глобализация экономики. Этот фактор особенно заметен в странах с либеральной или слабоконтролируемой финансовой системой, активно вовлеченных в международные экономические отношения.

И сегодня уровень теневой экономики в мире составляет около трети мирового ВВП. ВВП мира составляет около 77 трлн. долларов, то есть в тени находится более 25 трлн. долларов (для сравнения, ВВП США ок. 18 трлн. долл.; Китая – ок. 11 трлн.; ЕС – ок. 18 трлн. евро).

В 60-х гг. в Швеции и Германии объем теневой экономики составлял незначительные 2%, а в 2000-х — 16-20%. В среднем в развитых страна в тени находится ок.17% ВВП, причем эта цифра почти не меняется на протяжении более десятка лет. Гораздо хуже ситуация в развивающихся странах (как в Латинской Америке, Азии и Африке, так и на постсоветском пространстве), где уровень теневой экономики находится в опасных пределах около 40%, с небольшим снижением в последние годы в Европе. Исключение составляет Китай с его 14% теневого оборота. А самый высокий уровень теневой экономики в мире сегодня в Азербайджане – около 70%. Неважно обстоят дела в Болгарии и Румынии – там средний уровень теневой экономики с 2003 по 3013 гг. составил 30,5% и 29,9%. Недалеко от них ушли и страны Балтии с цифрами 28-29%.Самая благополучная картина  — в  США – 7,5%.

В каких отраслях экономики больше всего «тени»

В мире На первом месте – строительная индустрия. Согласно оценкам экспертов, около половины строительных фирм не декларируют свои доходы (48%). Они — находка для коррупционеров, для теневиков, отмывающих капитал, так как «закопать деньги» в фундамент, дороги, спрятать в стены проще всего.

Аналогичная ситуация — в сельском хозяйстве, рыболовстве и добыче полезных ископаемых (47%).

В Балтийских странах Самая высокая доля тени —— тоже в строительстве: в Латвии — 40%, в Литве — 20,1%, в Эстонии — 21,6%. На втором месте — розничная торговля, соответственно, 24,9%, 11,6%, 16,6%. Третье место занимает сфера услуг — 19,9%, 15,3%, 17,2%.  Видно, что Латвия выделяется среди своих соседей в худшую сторону. Раньше считали, что в Латвии чаще работают в теневой зоне малые предприятия, однако различия в размерах теневой экономики между малыми и крупными предприятиями оказались не так велики, как думалось. На предприятиях с количеством работников более 200 доля теневой экономики составляет 22%, а на микропредприятиях с численностью персонала до 5 человек — 28,5%. Отсюда можно сделать простой вывод: недовольны политикой, регулирующей предпринимательство, все – и крупный, и средний, и мелкий бизнес, в который вовлечно 94% всех латвийских предприятий.

Не платить налоги — это нормально?

Аналитики SSE Riga в 2011 году подсчитали, что зарплаты в конвертах получают 60% работников в Латвии, а госбюджет из-за них не дополучает 0,7 млрд. евро ежегодно. Напомним, что весь бюджет Латвии составляет около 7 млрд. евро.

При этом, только 23% жителей Латвии считают неуплату налогов аморальным поступком. Более половины предпочитают не доплачивать налоги и получать сегодня более высокую зарплату, что означает в будущем низкую пенсию, Посыл понятен: не каждый до пенсии доживет, дети помогут, подработать можно, и вообще, это когда еще будет, а деньги нужны прямо сейчас. В последние десять лет таких людей-пофигистов становится все больше.

Вопрос на засыпку — можно ли полностью искоренить теневую экономику

Нельзя. Но бороться с нею нужно, чтобы держать ее в разумных рамках, иначе она сожрет всю страну, превратит ее в преступный синдикат без законов и правил, живущий по закону сильного и наглого.

Уровень теневой экономики измеряется в процентах к валовому внутреннему или национальному продукту (ВВП или ВНП), создаваемому в государстве, группе стран или в мире. Считается, что 50% — тот предельный уровень, за которым можно с уверенностью говорить о сращивании властей с организованной преступностью.

Каков же вывод?

В переходный к рынку период приходится терпеть многое: в том числе и экономические «тени». Как только ситуация в стране начинает выправляться, «серую экономику» надо постепенно переводить в русло официальной, получать с нее налоги и тратить полученное на благо всего общества, а не класть в карман чиновников. Это процессе медленный, но цель его реальна и достижима.

С «черной» или криминальной экономикой и коррупцией придется бороться постоянно — так гребец в лодке непрерывно работает веслами, чтобы двигаться вперед, он не может отдаться на волю течения, его или к берегу прибьет или в водоворот затянет. И в этом случае, при уровне «тени» менее 14- 15 % %, вполне можно жить.

Стоит помнить о том, что лимит сокращения теневой экономики в Латвии репрессивными методами исчерпан. Нам нужно менять налоговую политику и активно поддерживать бизнес, чтобы предпринимателям было выгоднее работать честно, а не прятаться.

Текст и фото — Галины Панц

Еще немного интересного...