kooot

Что такое — нетрадиционная психология

Нетрадиционная психология – это сочетание в работе с пациентами классического подхода (беседа, гипнотерапия) с приемами нестандартными – например, карты Таро и тарология, ритуалы, элементы духовных практик и эзотерических учений. И ничего особенного, этакого “магически-мистического” в этой компании нет.             

Начнем наш экскурс с классического анекдота про “магию”. В офисе сломался компьютер. Вызвали специалиста. Тот приехал, все починил.

О том, как это происходило, рассказывает сотрудник: «Пришел программист, пристально посмотрел на компьютер, воздел руки к небу, что-то пошептал, повернул мой стул десять раз против часовой стрелки, пнул компьютер ногой, поклонился ему и ушел. Все заработало. Настоящий маг».

Рассказывает программист: «Вызывают меня ,разобраться, что случилось с компьютером. А сотрудник, видать, непоседливый, вертится постоянно на стуле, вот шнур и навертел на ножку стула, так что штеккер из гнезда выпал. Я тихонько выругался и распутал шнур. Потом передвинул компьютер подальше, вставил выскочивший штекер и ушел».

Магии в действиях профессионала никакой нет. Но постороннему наблюдателю они кажется сверхъественными.  Примерно так же  большинство народа воспринимает все эзотерические “чудеса” и мистические навороты.  Они существуют, они реальны, зримы, но при том  вполне объяснимы в своем подавляющем большинстве с точки зрения науки. Многие из нас читали Костанеду и помнят момент, когда дон Хуан “спрятал”  на крохотной поляне большой автомобиль, и герой романа никак не мог его найти. А потом раз — и маг автомобиль на полянку “вернул”.  Давайте   посмотрим на “чудо” трезво и без магии. По сути, мы имеем дело с направленным гипнозом: человеку внушают, что он автомобиль не видит. Он  его в упор  не “замечает”. Бродит вокруг. Ищет. Но на предмет не наталкивается так как зрительные рецепторы на него  реагируют и на неосознанном уровне передают мозгу приказ  изменить маршрут. И пока  человек не получит разрешение заметить автомобиль, его сознание будет предмет игнорировать. Разрешили – заметил и сказал: “Ура,  он появился из ничего!”

Это – вовсе не магия!

Подобный вид гипноза называется эриксоновским – по имени Милтона Эриксона (1901-1980), психотерапевта и психиатра, который применял данный подход в своей практике. Его второе название – непрямой.  Прямой  гипноз – это всем знакомый  метод: “Вы спите, ваши веки опускаются. Глаза закрываются…” А потом человеку, погруженному в гипнотическое состояние, при отключенном сознании, внушается какая-то  идея – ну например: “Вы умеете говорить по-испански!” И тот начинает  произносить вслух все когда-то услышанные  и сохранившиеся в памяти испанские фразы, что создает впечатление  внезапного проснувшегося  “знания языка”.

Непрямой метод гипноза  — когда  нужную идею человеку внушают при ясном сознании. Человека просто отвлекают беседой так, чтобы он не сопротивлялся внедрению в сознание новой установки. Непрямой метод требует от гипнотизера более высокой квалификации, чем прямой. Его использовал знаменитый в девяностые годы российский врач-гипнотерапевт Кашпировский. Нейрофизиолог, академик Наталья Бехтерева (1924-2008) рассказывала мне, как пожаловалась Кашпировскому  в частной беседе, за едой, на то, что никак не может справиться со своим аппетитом и похудеть. Он, как бы между прочим, сказал что теперь ей будет достаточно  для насыщения половины порции. И через день после беседы с ним она поймала себя на том, что в ресторане тщательно отделяет мясо от гарнира, который ей есть совсем не хочется. Несколько месяцев она придерживалась этой “диеты” и похудела. Потом установка стерлась. Она рассказывала  о трюке Кашпировского с улыбкой – для  нее этот прием  был понятен, хотя со стороны  выглядел чистой воды волшебством.

Нетрадиционная психология и психотерапия спокойно и щедро используют в своем арсенале все те приемы, которые раньше были приемлемы только для тех, кото мы называем “гадалки” и “целители”, “маги” и “экстрасенсы”.

На чем основаны хорошая психотерапия, а также отличное гадание или   сеанс экстрасенса.

Не на технике и не на методе, хоть на них часто, с трепетом, надеются начинающие специалисты  всех областей, да простят меня профессионалы за объединение в одну группу!  Психотерапия и  гадания с  прочтениями прошлого и настоящего основаны на личности будущего профессионала.  Ему  для отличной  работы вовсе не требуется благородство немерянное и душевная щедрость несказанная вкупе  с порядочностью, хотя  все это очень желательно. И магический дар тоже не обязателен! У него должны быть  три черты:  способность к  эмпатии, сила личности  и  интерес к человеку.

Эмпатия – это умение вжиться в образ другого человека, мгновенно заметить позу, одежду и выражение лица, прическу, настроиться на частоту его дыхания, на жесты и мимику.  Необходимо  все замечать и ощущать, войти в его эмоциональное состояние и разобраться в том, что он  переживает в данный момент. Для специалиста высшего пилотажа даже видеть другого человека не обязательно. Психоаналитик на сеансе не видит  лица пациента, который лежит на кушетке. Таково классическое правило  психоанализа — чтобы пациент не смущался. Но психоаналитик слышит его голос, шорох одежды, ловит малейшие паузы в монологе, изменения интонации, дыхания. Фиксирует легкое недовольное сопение, улыбку, тяжелый вздох и счастливый выдох. Именно эмпатия помогает  ему оказаться в шкуре  пациента. Когда слушаешь речь человека – настраиваешься не только на его чувства, но и стиль его мышления улавливаешь, так как  о нем  свидетельствуют любимые слова и словарный запас, умение строить предложения,  подбирать ассоциации и сравнения, проводить аналогии и делать выводы.

Сила личности  необходима для того, чтобы отделять себя от пациента и не путать свои ощущения с его переживанием, не впадать в печаль, оттого что ему грустно, и не  спотыкаться вместе с ним под тяжестью его проблем. Сила личности позволяет специалисту  держать удар, когда пациент на него злится, а злиться он будет непременно, так как ему, в процессе исцеления, бывает и больно, и плохо, и хочется того, что нельзя, и все раздражает. Сопереживание и понимание, без вовлечения в чужое горе, позволяют профессионалу помогать человеку, а не тупо страдать вместе с ним, и не обижаться на него.

Интерес к чужой судьбе – тот двигатель, который заставляет  профессионала работать. Если ему интересно,  что происходит с человеком, то он  вникнет в  перипетии его судьбы,  примет  решение – что ему можно говорить, когда и в какой форме, в каких выражениях и с какой целью.  И не оставит его на полдороге  к счастью – любопытно же, чем дело завершиться!

Для тех, кому  интересно узнать в деталях, что такое психология, психотерапия и психоанализ, даю ссылку на отличный сайт латвийского психоаналитика Аркадия Панца (1955- 2013), где все это четко  расписано.

Еще немного интересного...