maxresdefault-2

“Отражение луны в озере мудрости”. Далай Лама

«Иногда, если  мне ужасно хочется съесть печеньку, а нельзя — я задумываюсь. Что больше угодно Богу? Чтобы Далай-лама был счастлив? Или чтобы ел только то, что положено? И ем печеньку». 

Далай Лама считается земным воплощением бодхисаттвы Сострадания. С семнадцатого века Далай-ламы являются духовными наставниками и правителями Тибета. После смерти очередного Далай-ламы монахи находят его следующую реинкарнацию: ребёнка, который должен обладать определёнными признаками. Малыш отправляется в Лхасу, где проходит обучение под руководством мудрейших монахов. Его наставник – Панчен-лама, является одновременно и кем-то вроде “вице-президента”. Он часто правит страной, как регент, пока его воспитанник не повзрослеет.

Как становятся далай-ламой

В 1909 году Далай дама Тринадцатый путешествовал по своей стране и остановился в монастыре Шадзон Ритро. Вечером, в предзакатный час он стоял на галлерее, смотрел вниз, на долину, где раскинулась деревня, и сказал: “Какие луга и бирюзовые крыши! Хотел бы я побывать здесь еще раз!” Вернуться в долину ему не довелось. В 1933 году он умер. По традиции Тринадцатого Далай Ламу забальзамировали и усадили на трон, чтобы его тело подсказало, где искать его преемника. Голова мумии повернулась на северо-восток, в сторону Шадзон Ритро. Через пять лет регент-правитель узрел поздним вечером в водах священного озера отражение луны, храм, неподалеку от него – дом под бирюзовой крашей, а также буквы Т и А. Тут-то и вспомнили про деревеньку Тацкер, возле храма, напротив Шадзон Ритро.

В 1937 году делегация монахов прибыла в деревню. Они нашли дом с бирюзовой крышей, из которого был виден монастырь Шедзон Ритро. В нем жили крестьяне, у который из шестнадцати детей выжили семеро. Перед тремя старшими мальчиками монахи разложили игрушки Тринадцатого далай ламы. И двухлетний малыш по имени Лхамо Тхондуп — “богиня, исполняющая желания” — с криками “Мое! Мое!” потянулся к игрушкам. А потом на лхасском диалекте, неизвестном жителям деревни, но почему-то знакомом ему, потребовал вернуть ему четки, висевшие на шее одного из монахов. Монахи затрепетали: четки принадлежали Тринадцатому Далай Ламе. Они спросили у родитей малыша, какая у него любимая игра. И те рассказали, что мальчик несколько раз в день собирает свои вещи в тюки, загружает на игрушечную лошадку и “отправляется домой”. Монахи поняли, что перед ними — Четырнадцатый Далай лама. И поклонились ему. Семье повезло: в ней обнаружили не только будущего Далай ламу, его старший брат Тхубтен Джигме Норбу, оказался воплощением одного из великих лам Такцер Ринпоче и со временем стал настоятелем знаменитого монастыря Кумбум.

Монахи вернулись за Лхамо через два года, чтобы навсегда увезти его в столицу, во дворец Потала, и отдать на обучение мудрейшим наставникам Тибета.

“Когда я рос, я был младшеньким . Мать любит всех своих детей, но самого младшего ― особенно сильно. В крестьянских семьях матери обычно носят своих детей на плечах. Вот и мать меня на плечах носила. И до того она была добра, что я начал ею командовать. Я держал ее за уши. Когда хотел повернуть направо, тянул ее за правое ухо. Когда хотел налево ― за левое. А если мама не слушалась, то принимался плакать и колотить ногами. Я уверен, что небольшое добросердечие, которым я обладаю, я изначально почерпнул у своей матери. А не из духовных практик. Они его потом только развивали”.

Юность

Жизнь в крохотном высокогорном Тибете не менялась тысячи лет. Чужаков сюда пускали неохотно, власть принадлежала монастырям, а любимым развлечением для крестьян были оперные фестивали и монашеские диспуты. В тонкостях философии крестьяне не ориентировались, зато шутки и анекдоты, которыми монахи сдабривали свои аргументы, приводили их в восторог. Никакого электричества, ни одного автомобиля, вода из колодца. О своей нищете и отсталости тибетцы не ведали – не с чем было сравнивать, и жили счастливо, хоть и недолго – средняя продолжительность жизни была чуть больше тридцати лет.

Маленькому Далай Ламе поданные поклонялись, как богу. Ему присвоили новое имя — Чжецун Чжампел Нгагванг Ешэ Тэнцзин Гьямцхо (Океан Всеведения). Во время официальных церемоний мальчика несли в золотом паланкине, и люди плакали от счастья и умиления, глядя на него. Родители его получили статус “ высшей знати”, большое состояние и право навещать сына несколько раз в год. Далай Лама рос среди взрослых, в огромном и холодном дворце, площадью 365 000 кв м. Ночевал в громадной спальне Пятого Ламы, в большом ящике – кроватей тибетцы не знали — среди одеял и подушек. Ночью изо всех щелей выползали мыши. Они громко грызли овощи и орехи — подношения для комнатных Будд, пищали и носились по полу, озаренные мерцающими огоньками лампад. До сих пор Далай Лама с нежностью называет мышек “хорошенькими” и “умненькими”.

Занятия начинались в шесть утра, продолжались до шести вечера. После уроков мальчик играл с уборщиками и мастеровыми, которые обслуживали дворец. И в лучах заката наблюдал со своего балкона через подаренный кем-то телескоп за арестантами в тюремных дворах, которые мели булыжники. Кто-то сказал заключенным, что на них смотрит Далай Лама, И они по вечерам махали руками и кланялись в сторону дворца. Страной от его имени правил регент.

“…У меня были очень строгие учителя. У них всегда находился под рукой большой кнут на тот случай, если буду плохо учиться. Кнут был желтого цвета. Это естественно: ведь я — святое существо, вот и кнут должен быть цвета святости – желтого. Но на функциях кнута цвет не отражался. И процесс учебы шел очень быстро”.

Неожиданный друг

В четырнадцать лет Далай Лама первый раз в жизни увидел белого человека. Это был Генрих Харрер (1912 – 2006), немецкий альпинист, спортивный инструктор из рядов СС. В 1939 году он отправился вместе с друзьями в Британскую Индию (в те годы там властвовали англичане), чтобы покорить вершину Нанга Парбат. Пока альпинисты шастали по горам, началась Вторая мировая война. Как только они спустились, англичане отправили всех в лагерь, в Индию. В 1944 году Харреру и его другу, Петеру Ауфшнайтеру, удалось бежать. За 21 месяц они прошли 2000 км, преодолели пять перевалов-пятитысячников. И добрались до сокровенной жемчужины Тибета — города Лхасы. Они были потрясены красотой Поталы, гор и долин. Монахи разрешили обоим беглецам жить в столице – раз уж добрались! Однажды Генриха вызвали к юному Далай ламе, который решил изучать английский и немецкие языки.

Они с Генрихом встречались каждый день и говорили обо всем. Генрих от всей души привязался к талантливому юноше. И был его верным другом в очень сложное время – когда Китай начал свою компанию по захвату Тибета. Он обучил его охрану современным методам ведения боя. И покинул Тибет в 1951 году. Написал по возвращении в Европу знаменитую книгу “Семь лет в Тибете”, по которой поставили фильм с Бредом Питом в главной роли. И всегда говорил о том, что Тибет перекроил его душу.

Далай Лама не отступился от своего друга Генриха даже тогда, когда в 1997 году всплыла правда о его нацистском прошлом. Он сказал, что ничего об этом не знал. А если бы и знал — для него, Повелителя Тибета, живущего в ином времени и в иной Вселенной, та история не имела никакого значения.

Конец сказки

В 1949 года на Тибет напал коммунистический Китай. Придворный астролог объявил: Четырнадцатому Далай-ламе пора самому возглавить страну. Тибетцы надеялись, что молодой лидер сумеет отстоять древний уклад жизни. Коронование назначили на 17 ноября 1950 года. Перед коронованием Далай лама объявил амнистию всем заключенным. Днем он очень радовался, что арестанты окажутся на свободе. А вечером посмотрел через телескоп на опустевшие тюремные дворы и заплакал от тоски и одиночества. Они ушли, а он – остался. Никто ему не махал рукой, не кланялся. Он чувствовал неотвратимость перемен, но пытался удержать прекрасное прошлое.

Церемонию коронования Далай лама помнит плохо. Перед нею астрологи велели ему “ ради удачи” съесть на голодный желудок большое зеленое яблоко. Он повиновался и все три часа церемонии страдал от колик в животе и невозможности выйти. С тех пор, по его собственному утверждению, он не любит астрологов. Далай Лама передал распорядителю записочку с просьбой завершить церемонию как можно быстрее. А по ее окончании вдруг осознал, что в пятнадцать лет находится на пороге войны с великой державой во главе шестимилионного народа. И живот у него схватило еще сильнее. Так неромантично все получилось.

Разрушитель Дхармы

Далай лама отправился, по приглашению китайского правительства, в Пекин — хрупкий, большеглазый и близорукий, чуть сутуловатый юноша в очках. Почти мальчик. Руководители страны пригласили его, чтобы привлечь на свою сторону, впечатлить достижениями науки и техники. Ему показывали автомобили, танки, заводы и фабрики. И пленительных красавиц в шелках: “Мы понимаем, обет безбрачия и нельзя, но вдруг можно?” Красавиц юноша деликатно отвергал, все остальное жадно изучал. Несколько раз встретился с Мао Цзе Дуном, и тот произвел на него впечатление человека умного, проницательного и значительного. Мальчик перехитрил мудрейших китайских политиков: за увлеченностью современными технологиями они не заметили его преданности идеалам буддизма. Мао даже принял Далай ламу за “противника религии” и не задержал в Китае, как собирался, а направил обратно на Тибет. Он полагал, что юноша, завороженный автомобилями и электростанциями, поможет китайской власти овладеть страной.

Во время последней встречи Мао был полон симпатии к юноше и не таился. Далай лама увидел его душу, опечалился и испугался. Перед ним был Разрушитель дхармы — основы основ, которая поддерживает целостность Вселенной и мирового порядка. Он понял, что пощады не будет, битвы не избежать.

На грани

Китай ввел на Тибет войска и взял его под свое управление. Новые власти разрушали старинные монастыри, а тем, кто возражал, отрубали головы. Далай Лама пытался избежать насилия. Встречался в 1954 году — с Джавахарлалом Неру, лидером освободившейся от англичан Индии, с Никитой Хрущевым, но никто не желала портить отношения с Китаем из-за какой-то отсталой страны.

В 1956 году на Тибете вспыхнуло стихийное восстание. Старший брат Далай Ламы, настоятель храма, принял в нем участие, попал в плен к китайцам. Пообещал врагам заручиться поддержкой Далай Ламы. Китайцы ему поверили и отпустили его. Старший брат примчался в летний дворец к младшему, сказал ему, что слагает с себя сан и намерен обратиться за военной помощью к США. Далай- лама был теоретически против войны, но полагал, что в некоторых случаях война допустима. И отпустил брата в Индию, пусть тот обучается использованию современного оружия и готовит бойцов.

Потом вышел в ночной сад. В крохотном искусственном озерце отражалась полная луна. Он подумал о том, что ему, носящему имя Океан Всеведения, до “всеведения” так же далеко, как этому озеру – до океана. И улыбнулся, потому что луне все равно где отражаться, в океане или в пруду.

Последний экзамен

В 1959 году Далай ламе исполнилось двадцать пять лет, и он полностью завершил свое обучение. Утром он сдавал логику тридцати учёным. Во второй половине дня участвовал в философском диспуте с пятнадцатью. Вечером тридцать пять учёных экзаменовали его по вопросам метафизики. Далай-лама блестяще справился со всеми заданиями и получил звание геше-лхарамбы.

В марте этого же года в стране вспыхнуло второе восстание, куда более кровавое, чем первое. Китайские руководители решили штурмовать любимый летний дворец Далай ламы, Норбулинк, с великолепными парками и озерами. Вокруг дворца собрались тысячи тибетцев, намеренные защищать правителя. Ночью 20 марта Далай Лама переоделся слугою и вместе с отрядом сторонников тайно покинул Лхасу и перешел через границу. В пути подцепил тяжелейшую лихорадку, приехал в Индию, и сразу слег с высокой температурой. Восстание утопили в крови, 93 000 тибетцев погибли. Сады и дворцы Норбулинка разрушили снарядами. Далай Лама был в отчаянии.

С того времени и до сих пор Далай-лама проживает в Дхарамсале (штат Химачал-Прадеш). Там же располагается Тибетское правительство в изгнании. За десятилетия в Индию перебрались сотни тысяч тибетцев, которые хотят жить возле Далай Ламы. Где он – там для них и родина.

“ Мне очень дорог мой сад. Друзья приносят мне прекрасные орхидеи, но им сложно выжить в этом климате. Я спроектировал кое-что для полива и регуляции температуры, но орхидеи все равно умирают. Меня поразило, что мой проект оказался чем-то вроде кладбища для орхидей!”

Владыка в изгнании

Далай Лама оказался кем-то вроде эльфийского владыки в изгнании, великолепный осколок прошлого, лишенный будущего, выброшенный из средневековья в двадцатый век. Сначала он переживал тяжелейший внутренний кризис. Жаждал мести, восстановления “справедливости”. Создал в 1962 году из тибетцев-эмигрантов с помощью США и Индии Специальный Пограничный отряд. Собирался поднять восстание на Тибете в середине шестидесятых, но с болью в сердце отказался от своей идеи, так как многие молодые тибетцы поддерживали китайцев по самой банальной причине — жизнь при оккупантах стала лучше. За время китайского правления в Тибетском автономном районе утроились сборы зерна. Средняя продолжительность жизни населения увеличилась с 36 до 67 лет. Далай лама понял, что времена изменились, и ему придется воевать не только с захватчиками, но и с частью своего народа, А он этого не хотел. И в начале семидесятых годов объявил, что будет добиваться независимости Тибета мирным путем.

Китай Далай Ламу терпеть не может и бранит лидеров все стран, которые его принимают. Далай Лама говорит про Китай с неизменным уважением, что делает его образ возвышенным и благородным. И молится за его руководителей.

“Процветание приходит благодаря действиям, а не благодаря молитвам”

Если нельзя, но очень нужно, то можно

После крушения всех надежд он стал превращаться в того Далай Ламу, который  нынче известен больше, чем Битлз. Его никто не назначал на пост “главного буддиста” всех народов. Он сам его занял. Он увидел, что у него есть то, чего всем не хватает – умение сострадать, терпение и миролюбие, гибкость и здравый смысл: “Нельзя, но если очень нужно, то можно”. И он решил стать воплощением этих ценностей. Он выбрал ту жизнь, которая его всегда привлекала – делиться своим мнением и беседовать с умными людьми. Кто-то, обладая подобной чертой, становится журналистом, вроде Ларри Кинга. Далай Лама, как личность иного масштаба, без особого труда занял пост духовного лидера человечества, что дает ему приятнейшую возможность встречаться запросто с величайшими умами эпохи, с учеными и лидерами государств и выступать перед многотысячной аудиторией.

Он отлично знает, где сила, никогда не идет против нее — спасибо, в юности навыступался, и все без толку — но охотно ее использует. Его, как частное лицо, принимали президенты США Джордж Буш и Обама, несмотря на протесты Китая. С Далай ламой так и не решились встретиться российские лидеры — для них рассердить Китай слишком страшно. Он посетил 60 стран. В том числе и Латвию.

Просветление

Даже недолгое соприкосновение с Далай Ламой меняет судьбы людей. Во время его первого визита в Латвию с ним познакомился сотрудник рижского представительства компании “Мерседес-Бенц”, чьи машины владелица безвозмездно предоставила для нужд делегации. Парень несколько раз провез Далай Ламу по городу. Далай Лама сказал ему “Спасибо!” и пригласил прогуляться с ним по Старой Риге. Он взял его за руку, и они шли рядом несколько минут, до отеля. За несколько минут все в душе молодого сотрудника изменилось. Он говорит, что физически ощущал тепло и свет добра, понимания, сопереживания, исходящие от его спутника, и едва удерживался от слез.

Далай лама уехал. Молодой человек ушел из фирмы, отказался от автомобиля, пользуется велосипедом, занимается промышленным дизайном, бескорыстно продвигает по миру красоты Латвии и Колки, организует выставки и семинары. Живет в достатке, воспитывает сыновей, потому что просветление всегда дает человеку то, в нем у него есть нужда. А не ломает его жизнь.

Просто анекдот в тему

 Римский папа, Далай–лама и главный раввин Израиля катались на лодке по озеру. Увидели на берегу кафе. Раввин сказал
— Хочу есть! — выпрыгнул из лодки и побежал пешком по воде к берегу.
Далай–лама, поразмыслив, тоже вышел из лодки и не спеша отправился по водной глади вслед за раввином.
Папа римский сидит и думает:
— Как же так? Эти два нехристя разгуливают по воде аки по суху, так неужели же я, будучи главой Римско–Католической Церкви, наместником святого апостола Петра, не смогу повторить тоже самое?
Сказано — сделано: ступил папа римский за борт лодки и начал тонуть.
Раввин смотрит с берега на папу и обращается к Далай–ламе:
— Наверное–таки надо было ему сказать про деревянные столбики под водой!
— Какие столбики? — удивился Далай–лама.

Он – не бог. Но что-то божественное в нем безусловно есть

И это божественное проявляется в отсутствии всякой спеси. Он признает, что в нем воплощены души Тринадцатого и Пятого Далай ламы, но полагает, что часть тибетских Далай Лам признаны таковыми по ошибке, и никто в них не реинкарнировался. Ничего страшного — всякое в жизни случается. Главное, что они были толковыми правителями.

Ему не надо лишнего величия. Он не знает “рецептов бессмертия” и отрицает за собою всякие способности к исцелению. В ноябре 2008 года ему провели хирургическую операцию, а будь он “небожителем”, так не заболел бы вообще. Каждый год на три месяца он удаляется от людей и занимается духовными практиками. И практикует медитацию смерти, когда все процессы в организме замедляются, частота дыхания составляет семь вдохов в минуту, и сознание парит в тонких мирах отдельно от тела. Да вот только нет для него в этом мистики, и ему очень хочется, чтобы ученые разобрались, в чем суть процесса.

Он охотно демонстрирует свою человечность и уязвимость. “Я просто не умею хранить секреты! Так в прошлом, когда меня расстраивала политика тибетского правительства или какие-либо другие проблемы, даже угроза китайского вторжения, я шел к себе и делился этим с человеком, который подметал полы. С одной стороны, это может показаться довольно глупым — Далай-лама, глава тибетского правительства, делится с дворником международными или внутренними политическими проблемами. Однако лично мне это казалось очень полезным, так как, когда другой человек принимал участие в моих делах, я уже был не одинок”.

Он умеет властвовать над собою. “… Иногда возникает ощущение, что сексуальные переживания должны принести много счастья. Но когда такое чувство возникает, я сразу вижу его негативную сторону. Есть цитата из Нагарджуны, одного из индийских мастеров: «Если у тебя зуд, то очень приятно почесаться. Но еще лучше не иметь зуда вовсе». Так же и с сексуальной страстью. Намного спокойнее, если обойтись без этого чувства. А без секса нет заботы об абортах, презервативах и тому подобных вещах”.

Он совершенно равнодушен к той романтической любви, которая вспыхивает между мужчиной и женщиной и которой посвящается на Западе столько романов. “Я считаю, что погоня за романтическими отношениями отрицательно сказывается на духовном развитии человека. Идеализация романтической любви является ошибкой, крайностью. Она не может рассматриваться в качестве позитивной цели. Это фантазия, нечто недостижимое, поэтому погоня за ней неизбежно приводит к разочарованию”. И в то же время рассказывает, что некогда дружил с женщиной, которая была ему очень дорога и близка, и он мог бы представить ее спутницей своей жизни.

Далай Лама никого не завлекает в буддизм. Он просит всех, кто слушает его лекции о том, чтобы они не меняли веру. Его убеждения просты: “Нет необходимости в храмах; нет необходимости в сложной философии. Наш собственный мозг и наше собственное сердце являются нашим храмом; а философия — это доброта.”

Далай лама и кинозвезды

Он охотно с ними дружит: во- первых, через них удается распространить свое влияние на многих людей, во-вторых, они весьма умны, ведь добраться до вершин Голливуда и остаться там на годы — это вам не шоколадку съесть. Ричард Гир от него в восторге, Стивен Сигал и Ума Труман – тоже. Певец Леонард Коэн получил буддистский монашеский сан, но остался иудеем и соблюдает Шаббат, и уверял, что практика дзен нисколько не противоречила его «кровной» вере.

Его не проведешь!

В 1995 году Далай-лама признал шестилетнего мальчика из Тибета реинкарнацией Панчен-ламы X, умершего в 1989 году . Новый Панчен Лама должен был подрасти и возглавить поиски очередного Далай Ламы. Китайские власти задержали мальчика, спрятали и назначили на его место другого. Первого малыша с тех пор никто не видел.
Далай Лама сделал из случившегося свои выводы. В 2011 году он отказался от политической власти и остался только духовным наставником своего народа. И сообщил, что не намерен после смерти воплощаться в Тибете, а скорее всего, выберет для этого свободный мир, где провел большую часть жизни, и вообще поиски Далай Ламы через реинкарнацию его души народ Тибета имеет право отменить. Все изменяется, и в мире вечны только перемены!
Китайские правители в шоке — они хотели выбрать после смерти нынешнего Далай Ламы того, кто сыграл бы роль его “воплощения”, вырастить в послушании, и влиять через него на весь Тибет и даже на мир. Но Далай лама выбил почву у них из под ног.

“Да, у меня есть слабости. Я люблю наручные часы. И ем мясо. Часами я увлекся еще в детстве, первые часы в моей жизни были мне подарены президентом Рузвельтом в 1942 году. Мне тогда было 7 лет. Мясо я привык есть на Тибете. А от молочной пищи становлюсь желтым, как золотой Будда!”

Распорядок дня Далай ламы

 “Я встаю в 3:30 утра. Медитирую, затем умываюсь. Иду на прогулку и читаю мантры или продолжаю медитировать. В 5:15 я завтракаю и слушаю «Голос Америки» на тибетском языке. После завтрака медитирую или изучаю труды по буддийской философии. Иногда читаю перед завтраком журналы и газеты: Newsweek, Time. И обязательно слушаю в 7:30 новости BBC. У меня даже развилось что-то вроде зависимости от них. Когда я нахожусь за границей и по каким-то причинам не могу послушать BBC, то чувствую, что остался без информации об окружающем мире. Затем я работаю до 5:30 вечера, а в 6:00 пью чай. Как буддийский монах я не могу принимать пищу после полудня, но иногда позволяю себе пару печений. В это время я смотрю новости BBC по телевизору. Затем снова медитирую и в 8:30 ложусь спать. Сон — самая важная медитация для всех. Даже для птиц! Не для того чтобы попасть в нирвану, а для того чтобы выжить”.

Думать полезно

Многие едут на Тибет за мистическим озарением, рассчитывают увидеть там какие-то чудеса, найти таинственные средства омоложения и бессмертия. Далай Лама считает, что чудес не бывает, мы просто мало знаем. Он полагает, что все наши беды – от недостатка знаний и образования. Один атеист назвал буддизм “обычным здравым смыслом”. И Далай Ламе это высказывание очень понравилось.

Если бы Китай не захватил Тибет, Далай Лама так и остался бы владыкой местного масштаба, ведущим свой крохотный народ по пути медленных и острожных перемен. И если судить с точки зрения здравого смысла, то тибетцам повезло, что Далай Лама покинул родину — они при китайцах стали жить дольше и лучше, Далай Ламе повезло — он стал вершителем дум для всего человечества, и нам повезло — мы получили от него буддизм в понятной нам упаковке плюс несколько капель чистого сострадания и любви. А когда его спрашивают, как он переживает несчастья, он улыбается и отвечает: “Что толку горевать?”

“Нам не нужно больше денег, нам не нужен успех или слава, нам не нужно совершенное тело или даже совершенный партнер — прямо сейчас, в этот самый момент, у нас уже есть ум, который является необходимым и достаточным средством для достижения
 абсолютного счастья».

Мы можем жить без религии и медитации, но не можем жить без любви и сострадания.

Автор Галина Панц-Зайцева

Окончательная версия опубликована в журнале ЛИЛИТ 03.2017

Еще немного интересного...